Новотроицк: вчера, сегодня, завтра.
Главная | История города | Регистрация | Вход
 
Пятница, 18.08.2017, 19:41
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Городские новости [808]
Пресс-центр ОАО "Уральская сталь" [451]
Пресс-служба футбольного клуба "Носта" [133]
О разном [71]
У нас на САЙТЕ и ФОРУМЕ [3]
По страницам истории [66]
События в области [82]
Случайные фото
Афиша
д/к "Металлургов"

Площадь
"Металлургов"


"Молодёжный центр"


кинотеатр "Молодёжный" киноафиша


площадь перед зданием  "Молодёжного центра"

Музейно-выставочный комплекс 



ЦГБ им.Горького (ул.Жукова, 4)



Площадь у администрации города


Стадион "Металлург"
.

Стадион "Юность"


Городской парк

Площадь возле Ледового дворца "Победа"


Площадка перед магазином М.ВИДЕО (ост.новка им. М.Корецкой)

Форма входа
Погода
закладки

точка отсчета


Своими корнями история Новотроицка уходит к началу XX века.


Затерялся в степи небольшой хуторок Сильнов. Неподалеку от него находились такие же хутора Аккермановский, Белошапочный и круп­ный по тем временам хутор Хабарный. Несколько семей крестьян-пере­селенцев с Украины обосновались недалеко от Сильнова и назвали свое поселение Новотроицком.


Тридцатые годы — время крупных промышленных новостроек. До жителей поселка Новотроицк доходили вести о строительстве заводов в Орске, об открытии в его окрестностях полезных ископаемых. Известный академик А.Е.Ферсман в своих трудах говорил о сказочных богатствах Орского района, называл Орско-Халиловский район «подлинной жемчу­жиной Урала».


Осенью 1929 года мало кому известный геолог И.Л.Рудницкий от­крывает Халиловское месторождение бурых железняков. Халиловская руда оказалась редкостной по своему составу: она содержала хром, ни­кель, титан, марганец.


Промышленные испытания подтвердили ее высокое качество.


В июне 1931 года Правительством принимается решение о начале строительства на базе халиловских руд и карагандинских углей крупно­го металлургического комбината. Сроки строительства жесткие, пуск Ха-лиловского металлургического комбината намечался на 1936 год.


В этот период в поселок Новотроицк стали приезжать первые строи­тели. Но в 1935 году строительство было приостановлено. И только вес­ной 1939 года в Резолюции XVIII съезда партии было конкретно опреде­лено:


«... освоить выплавку и максимально внедрить в производство низ­колегированные стали, в первую очередь из природнолегированных чу-гунов на рудах Халиловского и других месторождений... начать строи­тельство новых металлургических заводов (на халиловских и бакальских рудах)».


Летом 1939 года принимается постановление коллегии Наркомата черной металлургии, в котором отмечено: «Принять для строительства Халиловского металлургического завода выбранную Новотроицкую пло­щадку...»


Так реально продолжилось строительство будущего города и Орско-Халиловского металлургического комбината. Для этого 8 июля 1941 года была создана особая строительно-монтажная часть №23 (ОСМУЧ-23).


13 апреля 1945 года Новотроицк получил статус города.

 

 


ИЗ ГЛУБИНЫ ВЕКОВ


Земля, на которой расположен теперь Новотроицк, начала формировать­ся во второй половине третичного периода. В эпоху мощного оледенения к северу от нее сверкали массы льда, а к югу разливались воды Каспия.


Территория нынешнего города представляла собой холодные степи с островками хвойных лесов и служила воротами на пути великого пере­селения народов.


Спустя тысячелетия, когда растительный и животный мир принял современные формы, наряду со скотоводством и земледелием на наших землях стала развиваться и металлургия. Археологические исследова­ния говорят о том, что племена, жившие здесь, занимались добычей руды.


В VII-VIII веках до н.э. древние племена начали добывать и пла­вить железную руду. Сарматы и савроматы были прекрасными метал­лургами: они плавили руду, владели кузнечным ремеслом и знали ли­тейное дело. Эти племена утратили свою культуру, но оставшш нам некоторые названия местности. Во II веке н.э., например, Урал носил звуч­ное название Даикс (близкое с Яиком).


Физическая география древней территории с ее природными богат­ствами давно влекла исследователей. А вот политическую карту наших мест явил миру И.К.Кириллов — секретарь Сената России в августе 1735 года. Он не просто подтвердил наличие полезных ископаемых, но и со­брал сведения о местном населении, его истории, быте и хозяйстве. К тому времени императрица Анна Иоанновна подписала жалованную грамоту о принятии в российское подданство хана Малой орды Абулхаира, кото­рый трижды (с 1718 по 1731 год) обращался с такой просьбой для того, чтобы избежать постоянных набегов со стороны Джунгарии.


Научным подходом к изучению наших мест отличаются работы члена-корреспондента Академии наук П.И.Рычкова и известного ученого В.Н.Та­тищева. Масштаб открытий ученых XVIII века не только поражает современ­ников, но и по праву ставит их в один ряд с другими исследователями.


Проблемы речки Разбойки с прилегающим к ней горным массивом осветил в 1891 году академик Ф.Ю.Левинсон-Лессинг. В 1904 году изве­стный палеонтолог М.З.Янишевский описал хабарнинские известняки. Геолог А.С.Либрович в 1925 году провел первую геологическую съемку района, и только в 1929 году полевой экспедиции, возглавляемой геоло­гом И.Л.Рудницким, суждено было заново открыть залежи железной руды. Это и определило судьбу нашей земли.


За горным хребтом правого берега реки Урал обосновались крестья­не-переселенцы из малоземельных мест села Троицкого. Люди ехали сюда осваивать свободные земли, строить свое будущее. Приходилось приспо­сабливаться к резко-континентальному климату, с его холодной зимой и жарким сухим летом.


Наши земли прошли долгий путь развития, прежде чем приняли современный вид. Территория, на которой находится Новотроицк, вхо­дила в Оренбургско-Тургайскую губернию в составе Киргизской АССР, а позже — в Средневолжскую область. И только с 1943 года находится в составе Оренбургской (бывшей Чкаловской) области.


Хутор Сильнов, позже небольшая деревенька, расположился меж­ду 52°21 и 50°30' северной широты. Рабочие поселки Новотроицк и Ак~ кермановка были преобразованы в город областного подчинения 13 ап­реля 1945 года. Именно этот день и стал днем рождения города.


История города Новотроицка


...На торжественном митинге, посвященном пуску четвертой
доменной печи на Орско-Халиловском металлургическом комбинате, много
было сказано добрых слов о строителях и монтажниках, их сердечно поздравляли
с большой трудовой победой. А потом над площадью у комсомольского штаба,
заполненной тысячами людей, прозвучала команда:


— Победителям соревнования — старшему бригадиру Михаилу
Ващенкову, бригадиру Николаю Стеценко, старшему мастеру газового хозяйства
Григорию Гуляеву, бригадиру Сергею Мочалину поднять над домной флаг
стройки!


Все взоры устремлены на вершину доменной печи. По лесенкам,
ведущим к самой высокой точке, поднимались знаменосцы. И вот уже ветер
разворачивает почти на стометровой высоте огромное полотнище — символ
трудового подвига шеститысячного коллектива Всесоюзной ударной комсомольской
стройки.


Это была победа — важная и радостная. Но путь к ней был
труден.


Теперь уже далек тот день, когда в котлован, где предстояло
заложить фундамент новой, самой мощной на комбинате доменной печи, пришли
бетонщики. Первой приняла большой бетон бригада Петра Аптикеева. Укладывали
бетон под потоками дождя, промокли насквозь, но не ушли. Так же геройски
работали бригады Андрея Лучинина и Николая Стеценко.


Когда управляющему трестом «Новотроицкметаллургстрой»
П. Ф. Николаеву доложили, что в фундамент уложены последние кубометры
бетона, он сказал:


— Молодцы!


Всего 54 часа понадобилось ударным бригадам, чтобы уложить
в мощный монолитный фундамент огромное количество бетона — 3200 кубометров.
По норме на эту работу полагалось 78 часов. Сэкономили целые сутки.









Памятник В. И. Ленину в Новотроицке

Памятник В. И. Ленину


Монтажники настолько опережали время, что поставщики,
работавшие в общем-то четко, не успевали за новотроицким ритмом. Сборку
двух последних воздухонагревателей стальмонтажники из-за нехватки металла
не смогли бы вести в таком высоком темпе, как двух предыдущих. А это
означало, что и теплостроевцы получили бы фронт работы позднее.


— А что если мы начнем монтировать сразу третью и четвертую
башни, — предложил на заседании пускового штаба Василий Иванович Крюков,
начальник Новотроицкого управления «Стальмонтаж», один из
тех легендарных прорабов, которых немало воспитали новостройки пятилеток.
— Когда доведем их до определенной высоты, скажем, до одной трети, сделаем
надежное перекрытие... Внизу теплостроевцы будут вести кладку, а мы
пойдем вверх.


Предложение было неожиданным, даже дерзким. Но когда трезво
взвесили все плюсы и минусы, то оказалось, что такое совмещение монтажных
и огнеупорных работ дает большой выигрыш во времени. Штаб поддержал
Крюкова.


С первых дней стройки началась упорная борьба за часы
и минуты, за опережение графика. Это было очень важно, обязательство
взяли ответственное — сдать домну в эксплуатацию досрочно, 10 декабря
1973 года. В сбереженное время металлурги смогли бы дать 50 тысяч тонн
сверхпланового чугуна.


Четвертая домна по мощности ровно в два раза больше, чем
первая и вторая вместе взятые. Объем ее 2 тысячи кубических метров.
Рассчитана она на выпуск полутора миллионов тонн чугуна в год. Комплекс
четвертой печи это 40 крупных объектов. Огромный объем земляных, бетонных,
монтажных работ пришлось выполнить строителям. Уложено и смонтировано
около 100 тысяч кубометров бетона и сборного железобетона, 26 тысяч
тонн металлических конструкций, 8 тысяч тонн технологического оборудования.
Под землей проложено более 500 километров электрических кабелей, трубопроводов,
различных подземных коммуникаций. Все это приходилось делать в условиях
действующего производства в доменном цехе, на сравнительно небольшой
площадке, где развернуться было непросто. Одновременно с монтажом домны
и ее агрегатов проводилась реконструкция многих объектов и коммуникаций
всего доменного цеха. Несмотря на эти трудности, к которым добавились
еще и погодные неурядицы, каждое управление, участок, бригада (а их
здесь было 220) трудились с опережением графика.


— На «трех китах» выехала стройка, — шутят в
Новотроицке.


Первое условие — это монтаж укрупненными блоками, заранее
подготовленными на земле. Именно так монтировали многотонные пояса воздухонагревателей,
а затем и гигантские детали корпуса самой доменной печи. Второе — широкая
механизация строительных и монтажных работ. Это позволяло вести строительство
высокими темпами, не допускать простоев. И третье-боевое, по-настоящему
действенное соревнование. Между собой соревновались тресты и управления,
участки и бригады. У каждого коллектива были свои социалистические обязательства,
так же, как и у каждого строителя — личные. Возглавляла соревнование
партийная организация. Коммунисты показывали пример выполнения обязательств.


Работы на комплексе не прекращались ни на один час. Ночью,
освещенная мощными прожекторами домна была видна издалека. Но это была
не праздничная иллюминация. В городе знали, что там решается судьба
встречного плана строителей — сдать домну в эксплуатацию не 10 декабря,
как намечалось в обязательствах, а уже в ноябре.


Один за другим сдавались под пуско-наладочные работы узлы
и агрегаты. Принято напряжение на все подстанции, завершено испытание
воздухонагревателей, закончено горячее опробование разливочной машины,
проверена система шихтоподачи, поставлена на сушку домна, — такие сообщения
оперативно поступали в штаб комплекса.


Тщательно проверив работу всех служб, государственная
комиссия разрешила начать загрузку печи. 17 ноября в динамиках зазвучал
голос главного инженера комбината В. Г. Некрасова:


— Всем строителям покинуть литейный двор! Приступаем к
загрузке!


У металлургов в течение года тоже шло соревнование за
право работать на новой домне, участвовать в первом выпуске чугуна.
На шихтоподаче, как, впрочем, и на других участках, в тот день работали
самые опытные машинисты Вячеслав Сухоруков, Николай Филенко, Виктор
Прокопченко. Под их руководством в печи укладывается, как слоеный пирог,
кокс и агломерат. В 13 часов 45 минут 18 ноября с тракта шихтоподачи
сообщили: «Загрузка закончена!»


В тот же день в кабинете директора Орско-Халиловского
металлургического комбината Георгия Антоновича Седача члены государственной
комиссии еще раз пересмотрели многочисленные документы о готовности
домны, подписали акт о приеме печи № 4 в эксплуатацию. На пульт управления
была подана команда: «Задуть домну!» В 16 часов старший газовщик,
член Новотроицкого городского комитета партии Дмитрий Николаевич Попов
повернул ключ. В печь с бешеной силой рванулся раскаленный воздух...


На первый выпуск чугуна пришли сотни строителей и монтажников,
те, кто строил и вводил в действие комплекс доменной печи. На рабочие
посты встали старший мастер доменного цеха Герой Социалистического Труда Николай Сергеевич Епифанцев, мастер Владимир Бараиков, старшие горновые
Владимир Романенко, Александр Третьяков, газовщик Анатолий Толкачев
— сын знаменитого на Урале доменщика Федора Ивановича Толкачева. Мощная
электросверлилка «разрубила» летку. Золотой звездой вспыхнула
в отверстии и полилась по желобу в каскаде искр струя расплавленного
металла. Строители и доменщики горячо поздравляли друг друга с большой
трудовой победой.


Это произошло 19 ноября 1973 года в 15 часов 25 минут.
Домна начала давать стране продукцию на шесть недель раньше срока.


Пуск самой крупной на Орско-Халиловском комбинате доменной
печи был очень важной вехой г в истории Новотроицка. Страна щедро оценила
трудовой подвиг строителей и монтажников. Указом Президиума Верховного
Совета СССР более 3000 рабочих, инженеров, техников за досрочное сооружение
домны награждены орденами и медалями, а бригадиру комплексной бригады,
заслуженному строителю Российской Федерации Николаю Сергеевичу Кириенку и управляющему трестом «Новотроицкметаллургстрой» Петру Федоровичу
Николаеву
присвоено звание Героя Социалистического Труда.


Вся молодая история города, который в степном крае называют
Оренбургской Магниткой, насыщена такими событиями. Редко выдается год,
когда в Новотроицке не вводился бы в строй крупный металлургический
агрегат, новый цех, а то и целый завод.


Новотроицк — второй город в Оренбуржье, рожденный на базе
открытий советских геологов. Первым был Медногорск. Но Новотроицк уверенно
обогнал его и движется вперед. Население города приближается к 100 тысячам
человек. А Новотроицку от роду всего тридцать лет.


Начинался он в предвоенные годы там, где в восемнадцатом
и девятнадцатом годах схватывались в суровых поединках белые и красные
полки, в жестокой борьбе завоевывалась Советская власть. И поныне на
склонах холмистой гряды, что пролегла между Орском и Новотроицком, находят
следы окопов, изъеденные временем патронные гильзы, недоржавевшие еще
до конца осколки снарядов. Как память о тех днях, стоят вокруг Новотроицка
обелиски.









Памятник Ф. И. Подзорову в Новотроицке

Памятник Ф. И. Подзорову


У дороги на Орск установлен на пригорке обелиск с летящей
чайкой у верхушки и лежащей у подножья матросской бескозыркой. Недалеко
от этого места в 1918 году погиб молодой командир 28-го Уральского полка
моряк Филипп Ильич Подзоров. На броневике вместе с двумя товарищами
матросами Подзоров отправился в разведку в сторону станицы Хабарной.
Едва перевалили гору, наткнулись на белоказаков. В пылу боя не заметили,
как влетели в мочежину. Когда у экипажа красного броневика кончились
патроны, казаки осмелели, подошли поближе, предложили сдаться.


— Большевики не сдаются! — крикнул Подзоров.


Тогда дутовцы обложили броневик соломой и подожгли. Враги
ждали воплей, просьб о пощаде. Но из пламени до них донеслись слова
«Интернационала».


Еще один памятник Филиппу Подзорову и его товарищам —
броневичок на постаменте стоит в городском сквере против проходной цементного
завода.


С другой стороны Новотроицка на гребне холма возвышается
десятиметровый монумент с факелом на вершине. На серебристом фоне четко
выделяется надпись: «Разведчице Марии Корецкой».


В суровом августе восемнадцатого года из Актюбинска, куда
отступили из Оренбурга красные войска, в осажденный дутовцами Орск пришла
разведчица Мария Корецкая. Она сообщила защитникам города о готовящемся
наступлении дутовцев и, получив данные о положении в Орске, отправилась
в далекий Оренбург. Идти по большаку было рискованно, и Мария пробиралась
по проселкам. Но и там повсюду подстерегали ее казачьи заставы. Марии
не раз удавалось обвести казаков вокруг пальца, но потом произошло неожиданное
— ее узнал один оренбургский казак.


— Вяжи ее, — крикнул он, — это же Манька Корецкова, самая
что ни на есть оренбургская комиссарша.


Марию пригнали в Хабарный, где размещался белогвардейский
штаб. Много дней глумились белоказаки над захваченной разведчицей, требуя
рассказать о красных войсках, находящихся в Орске. До боли стиснув зубы,
Мария молчала.


...И вот стоит она у склона горы в разорванной белой кофточке
с крепко стянутыми за спиной руками перед строем дутовцев. Спокойно
смотрит, разведчица в глаза палачей, ни тени страха на ее лице. В двадцать
два года не хочется думать о смерти, даже если она рядом, в нескольких
шагах.

Бородатый что-то скомандовал, и в ее глаза глянули холодные и безжалостные
дула винтовок. Тогда, гордо подняв голову, она крикнула казакам:


— Всех не перестреляете! Все равно наша возьмет!


Она хотела еще что-то сказать этим обманутым Дутовым людям,
но залп оборвал ее слова...


В центре поселка Хабарного тоже стоит памятник. На лицевой
грани обелиска имена Афанасия Лямзина и Александра Фалькова. Они — первые
комсомольцы, зверски убитые кулаками.


...Там, где стоит город металлургов, был в прошлом хутор
Сильное, а потом небольшая деревенька. Ее основали крестьяне-переселенцы.
В память о селе Троицком, откуда они приехали на Южный Урал, назвали
свое поселение Новотроицким.


Как выглядела эта деревенька? В городском музее хранится
фотография — пыльная улица, по обе стороны приземистые домишки, половина
с плоскими глиняными крышами. Нигде ни деревца, ни кустика, только куда
ни глянь — всюду серебрятся метелки ковыля. В многоснежные зимы заносилось
все Новотроицкое по самые крыши. И когда топили печи, казалось, таинственно
дымились огромные сугробы.


В 1929 году геолог Иосиф Леонтьевич Рудницкий обнаружил
к северу от станции Халилово залежи бурых железняков. Никто и подумать
тогда не мог, что судьба деревеньки уже решена, что пройдет время и
дремотную тишину разбудят гудки паровозов, что станет тут новый город
и задымят трубы комбината.


Несколько лет Рудницкий и его товарищи продолжали разведку
и изучение Халиловского месторождения. Оказалось, что его площадь доходит
до двух тысяч квадратных километров, а мощность рудного тела при неглубоком
залегании, доступном для открытой добычи, достигает пятнадцати-двадцати
метров. Начиналась залежь у границ Башкирии и тянулась почти параллельно
меридиану двумя полосами к югу, к границам Казахстана. Руда оказалась
с очень ценными спутниками — никелем, хромом и марганцем. Это давало
возможность выплавлять природнолегировакный металл.


Надо было проверить, как поведет себя халиловская руда
в домне. Иосиф Леонтьевич отправился в Свердловск, к специалистам «Востокстали».
Не без опаски те согласились провести испытания халиловской руды на
одной из старых домен Верхне-Туринского завода. Доменщики Верхней Туры
точно рассчитали технологический режим работы печи на незнакомой руде
и в назначенный час получили первый природнолегированный чугун.


Но маловеры и скептики еще сопротивлялись. Тогда Средне-Волжский
крайком партии написал подробное письмо народному комиссару тяжелой
промышленности. Орджоникидзе ответил телеграммой:


«Вашу точку зрения Наркомтяжпром разделяет и поддерживает.
Срочно готовьте предложения о рациональном использовании рудных запасов
Орско-Халиловского бассейна».


В 1933 году институты Гипромез и Гипроруда разработали
проектное задание на строительство Халиловского металлургического завода.
Предлагалось построить рудник, сортировочную фабрику, доменный и прокатный
цехи.


В никому неизвестный тогда поселок Новотроицкий стали
приезжать первые строители. На станции Орск выгружались первые вагоны
со строительными материалами, палатками, продуктами. Доставлять все
это на площадку было не на чем. Первый начальник строительства Степан
Коршун нашел выход. Он съездил в ближайшие аулы, с помощью учителя,
знающего казахский язык, рассказал людям о стройке, о ее нуждах. И на
другой день со станции Орск отправился караван верблюдов, на которых
навьючили грузы для стройки.


Стройка делала свои первые робкие шаги. Развернулась во
всю ширь она позднее.


В те годы Уполномоченным Наркомтяжпрома по строительству
в Орском районе был один из известных капитанов советской индустрии,
старый коммунист Сергей Миронович Франкфурт. В июле 1936 года он лично
доставил Орджоникидзе образцы никеля, выплавленнего в Орске в отражательных
печах опытного завода. Присутствовавший при этом директор Московского
автозавода И. А. Лихачев спросил у Франкфурта:


— Когда ты дашь мне халиловский чугун? Я без легированного
чугуна перерасходую 30 процентов металла...


— А это теперь больше от Григория Константиновича зависит,
— улыбнулся Франкфурт, — мы готовы начать строительство завода хоть
сегодня.


— Ненасытный у нас Франкфурт, — рассмеялся Орджоникидзе.
— Мало ему строек. Подавай еще одну. Ну, что ж, скоро вы ее получите.


Достав из ящика стола бумагу, он подал ее Франкфурту.
Это был приказ о разработке контрольных цифр на строительство в районе
Орска гиганта черной металлургии типа Магнитогорского.


22 октября 1936 года приказом Орджоникидзе был создан
трест Орскхалилстрой. Его управляющим нарком назначил С. М. Франкфурта.
В институтах возобновилось проектирование, но теперь уже не просто завода,
а крупного комбината.


В конце марта 1939 года были опубликованы решения XVIII
съезда партии. Оренбуржцы с особой радостью читали строки из резолюции
съезда о третьем пятилетнем плане развития народного хозяйства СССР
на 1938–1942 годы:


«Освоить выплавку и максимально внедрить в производство
низколегированные стали, в первую очередь из природнолегированных чугунов
на рудах Халиловского и других месторождений...»


«Начать строительство новых металлургических заводов на
Южном Урале (на халиловских и бакальских рудах)».


Первые палатки строителей были поставлены на склоне холма,
вырос барачный поселок Максай. В других местах появились брезентовые
поселки Стройгородок и Юрга. Плотники однофамильцы Семен и Никита Панкратовы
вместе с другими новоселами ставили тут первые палатки.


Создавалась производственная база строительства комбината.
Все силы бросили на сооружение деревообделочного и кирпичного заводов,
бетонного узла, на подготовку песчаного и каменного карьеров, на строительство
жилья.


Партийная организация стройки поднимала людей на соревнование,
призвала каждого строителя перекрывать нормы. В те дни отлично трудилась
комсомолка Катя Беломытцева. Первой из девушек она освоила профессию
столяра и стала учить других.


На всю строительную площадку была тогда одна грузовая
автомашина — полуторка с газогенераторным двигателем. Чаще необходимые
материалы подвозили на лошадях, на верблюдах и даже на ишаках. Не было
ни одного башенного крана. Главные механизмы — лебедки да укосины, но
и их не хватало.


Там, где сейчас Клубная площадь, стоял тогда столб с единственным
на всю округу громкоговорителем. Сюда приходили послушать музыку, узнать,
чем мир дышит. Однажды в жаркий летний день прервалась передача. А потом
заговорил Левитан. И немного слов сказал: «Говорит Москва! Работают
все радиостанции Советского Союза!» Потом опять повторил эти слова.
И еще ничего не узнав, поняли все, что беда какая-то стряслась. Через
несколько минут от палатки к палатке, от землянки к землянке понеслось
страшное слово: «война».


Поредели бригады строителей. Но оставшиеся дали слово
работать за двоих, за троих. Люди недоедали, недосыпали, но трудились
поистине по-геройски. Плотник Семен Романович Панкратов вместе с братом
Федором решили в день выполнять по две нормы за себя и еще две нормы
за брата Тихона, который воевал на фронте. Работали от темна до темна,
пока руки держали топор. Довели выработку до 10 норм в день на строительстве
жилья. Вдвоем за день они полностью монтировали крышу дома. А раньше
такую же работу выполняли шесть плотников за три дня. Но их рекорд продержался
недолго. Андрей Есин с напарником за световой день выполнили норму на
1100 процентов. Такой выработки не знали еще на стройках. Гвардейцами
тыла называли тогда таких мастеров, и они очень этим гордились.


Летом 1942 года началось сооружение первых цехов металлургического
комбината. До конца года было освоено более 24 миллионов рублей. Строители
заложили фундаменты огнеупорного, фасоннолитейного и механического цехов,
начали строительство подсобных объектов. Не хватало людей, строительных
материалов, оборудования. Но стройка жила, выбиралась из нулевого цикла.
Вместе с производственными объектами росли и поселки. На месте первых
палаток началось строительство двухэтажных жилых домов по улицам Горького
и Пушкина.


— Комитет комсомола помещался в недостроенном бараке,
без потолка, — вспоминает одна из первых комсомолок города Клавдия Никитина,
— никакого другого помещения у молодежи не было. Тут же проходили и
собрания, и занятия кружков художественной самодеятельности.


Зашел как-то в комитет секретарь парткома А. С. Бирюков.
Посмотрел и говорит:


— Тесно, тесно живете. Надо вечера молодежные проводить
в настоящем клубе.


— Так его же нет.


— Если будете надеяться на то, что кто-то вам его построит,
долго ждать придется. Сами понимаете, нет сейчас у нас сил на это. И
денег тоже нет. А вот материалы для клуба найдем. И если комсомольцы
возьмутся, как следует, то как было бы здорово 25-ю годовщину Октября
в своем клубе отметить...


— Возьмемся! Сделаем! — дружно заговорили все, кто был
тогда в комитете.


На другой день вся молодежь стройки пришла на открытое
комсомольское собрание. Повестка дня называлась: «О клубе».
А. С. Бирюков выступил с докладом. Он был коротким: если каждый юноша
и девушка внесут свой трудовой вклад в строительство клуба, мы сумеем
его построить за несколько месяцев. В решении так и записали: праздник
7 ноября отмечать в клубе.


Это была самая первая в городе комсомольская стройка.
После смены ребята спешили на строительную площадку клуба и работали
два-три, а то и четыре часа. Нередко прихватывали и ночное время. Зато
сколько радости было, когда клуб был построен и на празднике первое
доброе слово сказали о комсомольцах, о молодых строителях.


31 мая 1943 года. Этот день хорошо помнят старожилы. Вступил
в строй первый цех комбината — огнеупорный. Тогда же строители подарили
ребятам первую школу.


В том году был опубликован Указ Верховного Совета РСФСР:
«Включить в состав Новотроицкого района... рабочие поселки Аккермановка
и Новотроицк, выделив их из пригородной зоны города Орска».


11 августа состоялся первый пленум Новотроицкого райкома
партии. Вышел первый номер газеты «Гвардеец труда».


Один из старожилов Новотроицка рабочий, художник, коммунист,
автор чуть ли не всех памятников города и просто хороший человек Григорий
Настич рассказывал мне, как трудно становился на ноги молодой город.
Первое родильное отделение размещалось в землянке. И когда под роддом
сумели выкроить часть барака, медики были просто счастливы. Первая «скорая
помощь» разъезжала по городу на лошадке, запряженной в легкие санки,
а летом — в рессорный тарантас. Первые школьники Новотроицка занимались
в бараке, сложенном из самана. Вокзал размещался в железнодорожном вагоне.


К весне 1945 года население Новотроицка достигло 17 тысяч
человек. Полным ходом развернулось строительство ТЭЦ, коксовых батарей,
завершалось сооружение фасоннолитейного и кузнечного цехов.


13 апреля 1945 года рабочий поселок Новотроицк стал городом.


Отныне редкий год здесь обходится без крупного события.


1946 год. Началось строительство крупнейшего на Южном
Урале цементного завода.


1950 год. На строящейся ТЭЦ сдали в эксплуатацию первый
котел.


1951 год. Началась подготовка площадки под строительство
доменного цеха.


1952 год. На центральной улице города Советской построен
первый трехэтажный дом.


-->

Календарь
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Поиск
Облако тэгов
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
...
...
 Администрация сайта не  несет ответственности за содержание объявлений, комментариев и рекламных материалов.

Хостинг от uCoz